Антон-протон (antonapostol) wrote,
Антон-протон
antonapostol

Categories:

Земляки Хайяма.




Сейчас зима у нас. А зимою такую песню Трофима по радио часто крутят, сезонную:

И дворник маленький таджик
С лопатой по двору кружит
На языке Хайяма
Матеря январь.

Он неспроста так поет, дядя Трофим. Таджикский и персидский языки очень близки. Таджики и иранцы понимают друг друга. И современный таджикский ближе, чем современный персидский, к тому классическому персидскому, на котором Омар Хайям творил.

Исторически основными центрами таджикской культуры были Бухара и Самарканд. Там очень много таджиков и сейчас, но эти города теперь находятся в Узбекистане. А между Узбекистаном и Таджикистаном сейчас визовый режим. С Ираном, откуда Хайям пришел, тоже. А он жил и в Самарканде и в Бухаре, потом вернулся в Иран. В наше время пришлось бы ему получать визу, заполнять таможенную декларацию в двух экземплярах и зарегистрироваться по месту проживания в Бухаре в течение трех дней. И обратно из Узбекистана его, наверное, не выпустили бы. Как культурную ценность.

А вот еще один известный был гость Бухары – Ходжа Насреддин. Помните фильм “Насреддин в Бухаре”? Тому-то никакие визы и хитрые таможенники не помеха. Потому Ходжа Насреддин главный герой анекдотов до сих пор. И таджики верны его наследию. Их чувство юмора им не изменяло даже в самые тяжелые времена.

В Таджикистане в начале девяностых была нешуточная гражданская война между правительством и ваххабитами. Так вот, в народе ее называют войной между “юрчиками” и “вовчиками”. Почему - сам не знаю, и не спрашивайте. “Юрчики” – сторонники правительства, “вовчики” – экстремисты. Победили “юрчики”.

А у нас все наоборот, Вовчик – премьер-министр пока что и самый главный. Юрчика пока не объявилось. Хотя вот “Юра Шевчук, музыкант,” есть. Не Хайям, конечно, но кое-что может.

Во время войны и сразу после было в Таджикистане совсем тяжело, но сейчас жизнь у них налаживатеся. Многие едут на заработки в Россию, как тот самый “дворник маленький таджик”, про которого Трофим поет. Шлют домой деньги. Россию они любят.

Пообщался я в Худжанде с местными “маленькими таджиками” - школьниками. Говорю: “Из школы идете?” “Да”, - отвечают, – “Только у нас карантин объявили. Не будем теперь несколько дней учиться из-за мороза.” И с гордостью добавляют: “Мы в русском классе учимся”. В Душанбе таксист говорит: “Сын ходит в русский класс. Уже дома по-русски с нами говорит. А по-таджикски теперь говорит с акцентом.”

И, между прочим, эти школьники и дворники могут читать в оригинале стихи что Хайяма, что Пушкина. Только арабские буквы надо им знать для Хайяма.

А старина Хайям учил нас всегда оставаться веселыми и жизнерадостными. Несмотря на всяческих вовчиков:

Мир – мгновенье, и я в нем – мгновенье одно.
Сколько вздохов мне сделать за миг суждено?
Будь же весел, живой! Это бренное зданье
Никому во владенье навек не дано.

А вы любите Омара Хайяма? Если да, то напишите-ка в комментах ваш любимый хайямовский стих-рубаи.



На фото вверху - Худжанд. На площади Панджшанбе.




Душанбе. Таджикский узор.




Худжанд. Минарет.




Худжанд. На базаре.




Худжанд. Еще фото с базара.





Худжанд. "Брат, бери три! Вечерний базар, дешево отдам!"




Худжанд. Отправка в Россию. Звонить Фарходу или Норихону.




Худжанд. Милитсия.




Худжанд. Старый и малый.




Худжанд. Плакат на территории воинской части. Интересно, что флаг Таджикистана на нем изображен и горизонтально и вертикально.




Душанбе. В аэропорту.




Горы между Душанбе и Худжандом.




Душанбе. Дворец Наций.




Душанбе. Рахмон-батюшка.




Душанбе. Глобус Таджикистана с надписью "Душанбе" вдоль экватора.




Душанбе. Дворники.




Душанбе. Репертуар Русского Театра им. Маяковского. Обратите внимание, сколько чисел. Три сестры, пять жен, первая любовь, две бабы-яги, три поросенка. Плюс один Хоттабыч и два Насреддина.




Душанбе. Зимняя ночь.

Tags: Таджикистан
Subscribe
promo antonapostol november 2, 2016 20:58 25
Buy for 20 tokens
И когда в океан ввечеру Погрузится небесное око, Рыболовов из племени кру Паруса забредают далёко. И про каждого слава идёт, Что отважнее нет пред бедою, Что одною рукой он спасёт И ограбит другою рукою. Николай Гумилёв, "Либерия". В Монровии есть два интересных трущобных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →